Зачем Советский Союз ввел свои войска в Афганистан?

27 декабря 1979 года новый правитель Афганистана Харизулла Амин встречал гостей. На обеде он торжественно объявил: «Советские дивизии уже на пути сюда. Я вам уже говорил, что великий сосед не оставит нас в беде. Все идет прекрасно. Я постоянно связываюсь по телефону с товарищем Громыко, и мы сообща обсуждаем вопрос, как лучше сформулировать для мира информацию об оказании нам советской военной помощи».

Вскоре все было кончено. На дворец был обрушен шквал огня. Амин был убит. И поздно вечером по радио было объявлено: «Революционный суд приговорил предателя Харизуллу Амина к смертной казни. Приговор приведен в исполнение». Было также объявлено, что сейчас к народу Афганистана обратится новый генеральный секретарь ЦК НДПА товарищ Бабрак Кармаль.

Мир в то время жил надеждами разрядки, той отдушины, которая уступила ненадолго место жесточайшей конфронтации между двумя сверхдержавами: СССР и США.

Выстрелы во дворце, разрушив короткое перемирие, стали сигналом к новой вражде, на многие годы похоронившей надежды.

Роковой день известен: 27 декабря 1979 года. Но у всего есть свои истоки. По утверждению историков, точкой отсчета следует считать событие, случившееся в Кабуле 15-ю годами раньше.


27 апреля образованный Военный революционный совет во главе с начальником штаба ВВС и ПВО полковником А. Кадыром объявил о начале национально-демократической революции. На западе едва ли не сразу после апрельского переворота стали раздаваться обвинения в адрес Советского Союза: дескать, нити случившегося в Кабул заговора тянутся в Кремль. Схема упреков была стандартной: Советы создали в Кабуле «гнездо коммунистов, снабдили заговорщиков деньгами, оружием и подтолкнули их к свержению законной власти. «Изучая документы, анализируя зарубежные источники, беседуя с ветеранами НДПА, дипломатами, военными, работниками госбезопасности,- пишет журналист В.Снегирев,- мы пришли к выводу: ни о каком экспорте революции не может быть и речи. Более того, события, случившиеся 27 – 28 апреля, были полной неожиданностью для руководства советского посольства в Кабуле.

Не только афганские руководители просили о вводе войск на территорию ДРА, часть из них высказывалась Амином, наши представители тоже слали в Москву иногда предложения о необходимости направить в Афганистан какие–либо подразделения для обеспечения безопасности советских граждан. Вопрос о вводе войск держался в строжайшем секрете.

В книге «Вторжение» мы читаем: 23 декабря 1979 года совещание руководящего состава Министерства обороны: Д.Ф.Устинов объявил о принятии советским политическим руководством решение ввести войска в ДРА. Тогда же была подписана директива на ввод войск. Из страницы Интернета под названием «Война» узнаём: 8 декабря 1979 года члены Политбюро ЦК КПСС: Л.И.Брежнев, Ю.В. Андропов, А.А. Громыко, М.А. Суслов, Д.Ф. Устинов приняли предварительное, а 12 декабря с участием В.В. Гришина, А.П. Кириленко, А.Я. Пельше, Б.Н.Пономарева, Н.А. Тихонова окончательное решение – Постановление ЦК КПСС № 176/125 «К положению в Афганистане» (перечень участников заседания опровергает долго бытовавшую версию о принятии решения о вводе советских войск первой пятеркой. Оно было принято Политбюро в полном составе, к тому же решение без обсуждения было одобрено Июньским Пленумом ЦК КПСС и по линии государственных органов не рассматривалось).

Следует отметить, военные высокого ранга отнюдь не настаивали на использовании в ДРА контингента советских войск, более того, некоторые из них активно возражали против этого.

Летом 1979 года активизировались действия банд формирований, обученных в спецлагерях Пакистана. Они выступали против завоеваний революции. Да и запад умело подогревал их в борьбе с новой властью. Бандиты отличались особой жестокостью.

Амин, обращаясь к советским руководителям с просьбой направить в ДРА воинские части, ссылался на статью 4 Договора о дружбе, в которой речь шла об обеспечении безопасности и территориальной целостности обеих государств.

Как и почему было принято решение о вводе войск?
Как же все-таки родилось это роковое решение о вводе войск? Кто из членов нашего высшего руководства сумел настоять на нем? Что при этом говорилось, кем и какие аргументы приводились?

Журналисты В. Снегирев и Д. Гай пишут в книге «Вторжение»: «Точно известен «узкий круг»: Генеральный секретарь Л.И.Брежнев, Председатель КГБ Ю.В.Андропов, Министр иностранных дел А.А.Громыко, Министр обороны Устинов. Внутри «большой четверки», во всяком случае вначале, не было единого мнения по афганскому вопросу. Не от одного человека мы слышали, что более умеренную позицию занимали Брежнев и Громыко. Два других члена Политбюро придерживались жесткого курса, причем самым решительным образом был, как утверждают, настроен Андропов. Судя по всему, именно он активно склонялся к военному вторжению, именно его аргументы в пользу военной акции звучали чаще всего, его голос был самым твердым. Устинов же во всем соглашался с ним.

Ю.В.Андропов играл большую роль. Его люди нашли в Чехословакии Бабрака Кармаля, подготовили его на роль нового лидера. Брежнев очень доверял Андропову. По словам Б.Н.Пономарева, руководителя международной деятельностью ЦК, «руководство было всерьез обеспокоено возможностью появления на юге еще одного недружественного нам режима. Боялись новых ракет, нацеленных на нас. Ввели войска для предотвращения агрессии. И были уверены: войска станут гарнизонами, в боевых действиях участвовать не будут».

Д.Гай и В.Снегирев продолжают: «Л.И.Брежнев в одном из интервью указывал: помощь ДРА оказана для отражения внешней агрессии, которую начали империализм и его пособники против революционного Афганистана; назвал и ряд других факторов: и форсирование американцами новых долгосрочных программ вооружений, и создание ими «сил быстрого развертывания», и увеличение государствами блока НАТО своих военных бюджетов, и фактический отказ правительства картера от ратификации договора ОСВ-2, и напряженность в отношениях с Китаем и др. И все же главный тезис: подрывающие афганскую революцию силы действуют извне. И в перспективе угрожают безопасности СССР».

В.Снегирев, говоря о проблеме персональной ответственности за развязанную войну, подчеркивает, что решение принималось на основании определенной информации: наряду с честными, профессионально подготовленными специалистами были в Кабуле и некомпетентные, поверхностно знающие Афганистан, вторые люди, стремившиеся подладиться под высокое начальство, направляли те данные, которые могли понравиться «наверху». Сколько же вреда принесли они!

12 декабря члены Политбюро приняли Постановлении № 176/ 125 «К положению в Афганистане».Из страницы Интернета: « 25 декабря 1979 года вновь сформированная 40-я армия генерал – лейтенанта Ю.В. Тухаринова вступила в Афганистан, имея 4 дивизии, 5 отдельных бригад, 4 отдельных полка, смешанный авиакорпус, трубопроводную бригаду и бригаду материального обеспечения. Кроме соединений и частей Советской Армии в Афганистане находились отдельные подразделения пограничных войск и должностных лиц КГБ и МВД СССР. Советские войска в Афганистане охраняли дороги, многие объекты советско-афганского экономического сотрудничества (газопромыслы, электростанции, завод азотных удобрений в г. Мазари-Шариф и др.). Охраняли и обеспечивали фукционирование аэродромов в крупных городах. Содействовали укреплению органов власти в 21 провинциальном центре. Проводили колонны с военными и народнохозяйственными грузами для своих нужд и в интересах ДРА».

Ю.В.Тухаринов сказал журналистам: «Конечно, я не представлял тогда, что этой самой минутой открывается длительная, растянувшаяся почти на 10 лет так называемая Афганская война. Мы думали, что наше пребывание в Афганистане будет временным, весьма недолгим, что оно принесет облегчение дружественному нам народу.… Первые погибшие, сразу 8 человек, появились часа через два после начала движения. Перевернулась одна из боевых машин, которая, уступая дорогу афганской машине, прижалась к обочине и упала с насыпи… Недалеко от Кабула из засады обстреляны наши солдаты, ремонтирующие машины, четверых убили».

29 декабря «Правда» публикует «Обращение правительства Афганистана»: «Правительство ДРА, принимая во внимание расширяющееся вмешательство и провокации внешних врагов Афганистана с целью защиты завоеваний Апрельской революции, территориальной целостности, национальной независимости и поддержание мира и безопасности, основываясь на Договоре о дружбе, добрососедстве от 5 декабря 1978 года, обратилось к СССР с настоятельной просьбой об оказании срочной политической, моральной, экономической помощи, включая военную помощь, с которой правительство ДРА ранее неоднократно обращалось к правительству Советского Союза.Правительство Советского Союза удовлетворило просьбу афганской стороны».

Обсудить у себя 0
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.